July 6th, 2019

Прищипывание огурцов, или Как в разы увеличить урожай

Огурец — одна из самых любимых огородных культур наших дачников. Однако не всем и не всегда удается получить действительно хороший урожай. И хотя выращивание огурцов требует регулярного внимания и заботы, есть небольшой секрет, который позволит в разы повысить их урожайность. Речь идет о прищипывании огурцов.

Прищипывание огурцов, или Как в разы увеличить урожай
Collapse )

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Что вкусненького можно приготовить на лопате в шуровке паровоза?

Процесс приготовления яичницы в шуровке паровоза на лопате. Фото: С. Кротков

Процесс приготовления яичницы в шуровке паровоза на лопате. Фото: С. Кротков

Да-да, вы не ослышались. Что же можно вкусного приготовить себе поесть в будке паровоза в шуровке его котла, в этом адском пламени, когда температура горения в топке при интенсивной работе достигает порядка 1500 градусов Цельсия, а иногда и 1700-1800 градусов. При этом площадь топки на мощных паровозах например серий ФД, ИС достигает примерно 12 м. кв., что сравнимо с площадью целой кухни в квартире!
Collapse )

Вселенная напоминает

https://avatars.mds.yandex.net/get-pdb/215709/1ffea342-0d44-4833-ab57-17976fd775ca/s1200


Алкаши, выпрашивающие деньги на выпивку - это сигналы, которые посылает нам Вселенная, напоминая о том, что не всем людям одинаково повезло, и что не у всех такая простая и беззаботная жизнь, как у Collapse )


Дом биржевого игрока

Вообще-то его звали Игнац Иосифович Ман, и был он скромным еврейским юношей из города Бендеры. Но в историю ему довелось войти как Игнатию Порфирьевичу Манусу – финансисту, биржевому игроку, публицисту, купцу первой гильдии, действительному тайному советнику и, как следствие, дворянину. Дом 31 на улице Чайковского, несколько раз менявший владельцев, мог бы остаться в городской народной топонимике под каким-нибудь другим названием. Но нам он известен как дом Мануса. Хотя прожил в нем Игнатий Порфирьевич буквально несколько лет.



О детстве и юных годах господина Мануса известно немногое. Отец его был врачом и мечтал, что отпрыск также пойдет по медицинской линии. Как следствие, учиться юного Игнаца он отправил не в бендерское реальное училище, а в одесскую гимназию, понимая важность хорошего образования для дальнейшей карьеры. Однако юношу манила, как говорится, романтика дальних странствий, а паче того – мечты о богатстве. Окончив гимназию, он крестился, - это был непременный залог успешной карьеры за пределами черты оседлости, - и отправился не куда-нибудь, а прямиком в столицу.

Пожалуй, ничем кроме везения не объяснишь тот факт, что юному провинциалу удалось пристроиться на работу писарем в канцелярию петербургского градоначальником. Разумеется, это была самая нижняя позиция по табели о рангах, но для вчерашнего выпускника, да еще и выкреста – старт отличный! Зарекомендовав себя на этом месте службы как сотрудника исполнительного и сообразительного, дальше он перепрыгнул на уже намного более серьезную должность в главную контору Юго-Западных железных дорог. Оттуда – опять-таки с повышением – в другое железнодорожное управление, затем – в третье, благо это все были коммерческие компании, пусть и с участием государственного капитала. К сорока годам он занимал пост заведующего финансово-хозяйственной частью правления Царскосельской железной дороги.

Примерно в это время и начал выходец из Бендер свои биржевые манипуляции. Благо Петербургская биржа как раз к этому времени стала серьезным инструментом, оказывавшим влияние на целые отрасли промышленности. Начав, по его собственному утверждению, с тремя рублями в кармане, он за считанные годы превратился в «биржевого хищника», от воли которого зависели судьбы крупных предприятий и фирм. Не брезговал Игнатий Порфирьевич и банальным шантажом. На него работала целая сеть банковских клерков, «сливавших» щедро награждавшему за это Манусу информацию о крупных сделках, планируемых кредитно-финансовыми учреждениями. Тот приезжал, требовал приема у директора банка и предлагал ему два варианта развития событий: или Игнатий Порфирьевич входит в долю, или сделка срывается, причем при помощи абсолютно легальной игры на бирже. Разумеется, банкиры предпочитали не рисковать.

К началу Первой мировой состояние Мануса достигало 12 миллионов рублей. Это – не считая контрольных пакетов акций десятка промышленных предприятий, нескольких железных дорог и двух коммерческих банков. О нем писали газеты, да и сам он публиковал в финансовых изданиях авторитетные статьи об экономике и биржевых прогнозах. Журналисты именовали его "великим Манусом". Вот только прочие финансовые воротилы столицы относились к нему как к выскочке, не принимали всерьез, считали «неизбежным злом» и руку подавали неохотно. Зато очень добрые отношения у него сложились с Григорием Распутиным. Тот даже помог Игнатию Порфирьевичу получить сан действительного тайного советника и, таким образом, стать дворянином. Ну, а поскольку дворянин и «архимиллионер», как его называли газеты, не может скитаться по съемным квартирам, в 1915 году Игнатий Манус приобрел дом на Сергиевской улице, ныне именуемой улицей Чайковского, и занял весь второй этаж, переоборудовав его под огромную квартиру.

Но наслаждаться роскошью собственного жилья ему пришлось не долго. Предусмотрительный и хитрый во всем, что касалось бизнеса, в политике Манус был полным профаном. Поэтому и февральскую революцию, и октябрьскую просто не принял всерьез. И уж тем более не принял всерьез распоряжение новых правителей России прекратить все операции с акциями и ценными бумагами. А напрасно: в июле 1918-го он был арестован петроградской ЧК за нарушение именно этого декрета.

Все могло бы закончиться благополучно, благо с ходатайствами о его освобождении обращались весьма многие, доходя даже лично до Урицкого. Но тут Игнатий Порфирьевич попытался решить проблему привычным ему образом: предложил чекистам крупную взятку в обмен на свободу. Попытка подкупа должностного лица – это было дело серьезное. И 30 октября 1918 года «великий Манус» был расстрелян.

Фейкометы и профаны из либерального пула опять сели в лужу

Принимая «Закон о fake-news», российские законодатели пытались добиться от СМИ более ответственного подхода к проверке фактов перед публикацией. Но похоже, что таким изданиям либерального пула, как «Новая газета», «Знак» и The Insider хоть кол на голове теши – как врали, так и продолжают врать.

Так, к примеру, изда6ние «Знак» выпустило статью под громким заголовком «В отношении главы «Автодора» возбудили дело, связанное со строительством ЦКАД».

Collapse )

Польза вина в быту

Иногда после праздника остаётся открытая бутылка вина. Что с ней делать? Если поставить ее в шкаф, то ароматный напиток выветрится и потеряет свой вкус. Можно, конечно, вылить его, но лучше найти применение на кухне или в других домашних делах. Читайте о необычных способах использования вина.
Польза вина в бытуCollapse )

Сами себя победили

Я уже писал о непонятной мне слабости австрийской армии, проигрывавшей большую часть войн последних трех веков. Причем били австрийцев все их противники, включая даже те армии, которые вовсе не блистали ратными талантами.
Однако было в череде этих поражений особое сражение в котором огромная, стотысячная австрийская армия, которую возглавлял лично император, проиграла туркам, которые даже не явились на поле боя.

Дело было так. Австрийская империя была в очередном кризисе, и ее император Иосиф II решил, что маленькая победоносная война поможет ему стабилизировать внутреннюю ситуацию. Целью атаки была выбрана Турция, государство настолько отставшее в своем развитии от европейских стран, что воспринималась как легкая добыча. Тем более, что воевать австрийцам предстояло не одним, а в союзе с русскими, которые за последние годы уже пару раз больно щелкнули султана по носу, отобрав у него Крым.
Австрийские кирасиры
Так что когда в 1787 году Османская и Российская империя в очередной раз двинули свои армии, чтобы решить, кому принадлежит северное Причерноморье. Султан надеялся взять реванш за прошлые поражения и, объявляя войну, заручился поддержкой Англии и Франции, собрал новое войско и повел наступление на север, где его уже ждали русские-чудо богатыри.
Австрийский император заключил союз с Екатериной Великой и также вступил в войну против Турции. Казалось, что проблем у него не будет. Лучшие силы врага были на русском фронте, так что австрийская армия должна была просто пройтись победным маршем, легко громя третьеразрядные гарнизоны и отряды турок. Собственно сначала так все и было. Пользуясь преимуществом в силе австрийцы весной 1788 года захватили, хоть и со второй попытки, крепость Хотин и оккупировали часть Молдавии. Затем одна австрийская армия под командованием принца Саксен-Кобургского стала действовать совместно с русской армией Суворова, а вторая, во главе с самим императором двинулась в Румынию и подошла к реке Тимиш в районе города Карансебеш.Collapse )